01:43 

19. Обрыв снов

Тень Черного Зверя
Зверь всегда видит больше.
Тине часто снится один и тот же сон: она идёт в море красных цветов. Каждый раз эти цветы не похожи на те, что были раньше. Тюльпаны и герберы, пионы и лили, орхидеи и какие-то совершенно невероятные, сказочные цветы. Даже розы, колючие, низкие розы с удушливым, парфюмерным ароматом.
Вот их Тина не любила особенно. Розы никогда не снились просто так, всегда предвещали что-то неприятное: скандал с соседкой, гнусный зачёт, огромную невоспитанную собаку, которая непременно выскочит на тебя из переулка; да хоть дырку в носке или сварливую кондукторшу. Не важно. Так или иначе, Тина была уверена, что розы из её снов существа крайне ехидные, если не сказать стервозные. Она и наяву их не очень жаловала. Даже грустила, если вдруг ей дарили розы. Знакомые шушукались про несчастную любовь. Друзья молчали. Друзья знали про розовое безобразие из снов. И только пытались утешить разговорами про подсознание, да иногда приносили популярные статьи по психологии. Статьи утешали мало. Там нигде не говорилось про то, как это прекратить. Кто-то в шутку советовал наснить себе огромную косу (ага, и балахон такой чёрненький, строгий с капюшончиком) и скосить все эти благородные сорняки, чтоб неповадно было! Но снить у Тины не получалось. Она вообще не очень-то верила во все эти штучки сонного свойства. Так намаялась со своей сонной оранжереей, что с трудом помещалось в голове, как можно такого добровольно хотеть. Ну, пусть не такого, но хоть какого-то. Дались всем эти сны! Не лучше ли и вовсе без них.
Был один сон, который Тина даже любила. И берегла его так, как дети берегут самые свои заветные секретики. Те, что из блестящих стёклышек и причудливых камешков. Вот и у неё был такой сон- секрет, утешение в непрошенном вальсе цветов. Когда Тина была ещё девочкой, ей однажды приснилось целое бескрайнее море земляники, спелой и ароматной, и щедрое июльское солнце, и небо, голубое и чистое, словно его долго-долго оттирали фланелевой тряпочкой. И трава почти по макушку, и запах ягод, и пальцы в соке, улыбка до ушей и охотничья удача, какая только в детстве бывает – сколько ягод нашлось! Тина проснулась счастливая, с привкусом сонной земляничности на губах, и даже ни капельки не обиделась, что ягоды ей только приснились. А впереди ждало лето.
Чем безнадёжнее и сильнее были её любови, тем более странными и экзотическими становились цветы в её снах. Иногда Тине казалось, что эти несчастные цветы завезли в её сны вредные инопланетяне. Иначе откуда они тогда? Ни в одном ботаническом саду, ни в одном справочнике нет таких чудес. Да и не читает она справочники. Ещё чего недоставало. Спасибо, ей и роз хватает.
И вот сейчас Тине снились маки. Огромные, алые, яркие. Они ластились к коже как живые, трепетали на ветру и словно подталкивали девушку: иди, спеши. Маки закончились внезапно, так словно их выключили, выдернули из- под ног. Тина смотрела перед собой, и понимала, что спит и видит кошмар. За спиной у неё раскачивались маки, под босыми ступнями щекотно кололась трава, а впереди был чёрный обрыв. Чёрный. Совсем. Такой чёрный, как- будто его попросили статью в словаре иллюстрировать. И в вязкой, обсидиановой черноте возились какие-то звери. Тина смотрела на них и пыталась понять, что они там такое делают. Звери паслись. Они методично жевали клочки травы и маков. И это было нормально. Но ещё звери так же спокойно жевали клочок аметистового неба, солнечный луч и правый шлёпанец, свалившийся с ноги Тины в начале сна. Сначала девушке стало страшно, но и просыпаться ей не хотелось. И она стала присматриваться к тому, что жуют другие звери, которых она едва различала во тьме. У одного из пасти торчала причудливая маска, второй с аппетитом хрупал часами, в точности такими, как на картине Сальвадора Дали. Тина ещё успела обрадоваться, что ни один из странных зверей не поедал никого живого. Наверное, они травоядные (и часоядные), но не хищные как минимум. Звери были с большую собаку, с маленькими хоботками, которыми шустро подхватывали из темноты странные образы; бока у них круглые и гладкие, чуть светлее той темноты, в которой звери добывали себе корм. Тине подумалось, что когда сны перестают быть нужными, они попадают на зуб вот этим созданиям. Она увлечённо принялась срывать маки и охапками швырять их с обрыва. Тина чувствовала себя счастливой. Она хулиганила, смеялась и пела детские песенки странным зверям. А потом, когда руки устали, и горло охрипло, Тина просто шагнула с обрыва и поплыла над ним, как облако. Так легко и счастливо она и вплыла в реальность нового дня.
С той самой ночи цветы ей больше не снились.
14.07.2016

@настроение: разглядывать ландшафты страны снов

@темы: 365 текстов, моя проза

URL
Комментарии
2016-07-16 в 09:57 

фрау Рэтхен и ко
Мы вам покажем драму "Пиф-паф"
Несколько даже жутко, хотя очень красиво. Вот как будто ничего плохого не случилось, но это только потому, что повезло. А на деле, шаг не в ту сторону - и дальше что угодно...

2016-07-17 в 01:22 

Тень Черного Зверя
Зверь всегда видит больше.
фрау Рэтхен и ко, шаг не в ту сторону - и дальше что угодно...
Значит, у меня хорошо получилось передать собственное ощущение пространства снов. Для меня оно такое и есть.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчьи тенета

главная