02:36 

13. Страж могил

Тень Черного Зверя
Зверь всегда видит больше.
Сурова земля древней Бретани. Она поглотила и превратила в усердных тружеников неистовых викингов, седая Бретань костлявой рукой сгребает в вечно несытую пучину морскую своих детей, без всякой жалости. Темны и странны её напевы и предания. Но те, кто плоть от плоти земли, скал, моря и ветра, ничего не боятся. Даже своей костлявой, неласковой матери. Другой у них нет, и почтительная любовь согревает их так же, как тепло очага. Иногда седая Бретань помогает своим детям. Вот что рассказывают у очагов в пропахших рыбой и солью, травами и устрицами рыбачьих посёлках.

Лет двадцать тому назад (старики ещё помнят) жил себе на побережье рыбак по имени Поль Жано с дочерь Анной. Жена рыбака умерла от простуды, когда Анна была ещё совсем несмышлёной. Не досталось ей материнской ласки, только скупые рассказы отца о том, какой была её мать. Может быть поэтому Анна не только вязала сети, вела нехитрое, но неповоротливое хозяйство, но ещё и присматривала за совсем крохотным, в десяток могил, кладбищем, на котором покоилась её мать. Церкви при кладбище никогда не водилась. Только крохотная часовня, да старинный каменный крест при ней. Никто не хотел брать приход в такой глуши. Кюре наведывался в рыбачью деревню раза два в год, по большим церковным праздникам. И если бы не добрая Анна, могилы бы совсем запустели. Деловито и прилежно она полола траву у могил, обметала мусор с надгробных плит, высаживала по весне неприхотливые белые вьюнки на могиле матушки. И в свободную минуты негромко читала усопшим из старого молитвенника, а то и пела им привычные крестьянские песни. При жизни они и сами их пели, так пусть мёртвые слушают в своих могилах, и знают, что жизнь идёт так, как ей и надлежит быть.
Однажды в начале осени сгребая невесть откуда налетевшие листья и сухую траву на кладбище, Анна наткнулась на собаку. Ух и страшный же это был зверь! Огромный, ростом с матёрого бретонского волка. С такими же острыми ушами и вытянутой мордой, и клыки на зависть любому серому. Только шерсть чёрная и гладкая, ровно кто чернила разлил. Из горла зверя доносилось низкое, грозное рычание, а глаза недобро светились даже при солнечном свете. Всё это приметила Анна, как и то, что страшилище прыгает на трёх лапах, как простая деревенская шавка. Девушка оставила зверя лежать в тени креста у часовни, а сама принесла из хижины немного молока. Поставила плошку рядом с собачьей мордой, и ушла. С тех пор, приходя на кладбище, девушка видела чёрного пса. Он всё так же прятался между могилами или в тени креста. Окрестные жители его как будто не примечали. Анна пыталась подманить к себе упрямую псину, чтобы осмотреть покалеченную лапу, но она не давалась, только глухо ворчала и пряталась.
В конце ноября на побережье пришёл внезапный и злой осенний шторм. Старик Жано как раз ушёл на лов. Анна кинулась встречать отца, прихватив с собой только масляный фонарь и матушкины чётки. Море бесилось и выло, не в силах отхватить от прибрежных скал кусок. Чёрное и неотступное, оно било и глодало берег, плюясь пеной. Дочь рыбака подумала, что слабого пламени фонаря и не разглядеть в море. Тревожась, она спустилась с прибрежного валуна на песок. Немного времени прошло, прежде чем особенно сильная волна сгребла маленькую фигурку, и потащила в море, туда, где камни, вода и ветер смешались в одно варево. Анн пыталась бороться с взбесившейся водой, но её тянуло и тащило прочь от берега. Вдруг что-то большое, и такое же свирепое и чёрное как сам шторм потащило её обратно на камни, прочь из воды. Анна не знала, видит она то, что есть, или бредит. Огромный чёрный пёс волок её по песку. Огромные челюсти сомкнулись поверх рукава платья и держали крепко, но бережно. По огромному загривку и острой морде плясали морские синие огни, ничего от простого зверя не осталось и в глазах- плошках, светящихся мертвенно и ярко.
Анна никогда не верила в то, что на погосте живёт страж могил. Следит за кладбищем и иногда помогает добрым людям. Те, кто пришёл со злом, исчезают навсегда. Страж утаскивает их в ад живьём.
Утром благополучно вернувшийся с промысла Жано нашёл дочь на пороге их дома. В беспамятстве, но живую. А на руке у неё был след от зубов зверя. Так бывает, когда собака ухватит и не прокусит кожу.
Анна поправилась. Она неохотно вспоминала ноябрьский шторм. Больше ей не пришлось видеть стража могил. Хотя рассказ о нём добрая Анна передала своим детям. А те- своим.
8-9.07.2016

@настроение: писательское

@темы: 365 текстов, моя проза

URL
Комментарии
2016-07-09 в 18:36 

фрау Рэтхен и ко
Трамвайная вишенка
По-звериному красиво. Страж мне очень импонирует.

2016-07-10 в 21:08 

FreeRider13
Тень Черного Зверя, незаурядный образ Стража у тебя получился. И очень органичный для своего окружения. А еще приятный "привкус" описания моря и шторма.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчьи тенета

главная