23:55 

11. Творящий огонь

Тень Черного Зверя
Зверь всегда видит больше.
Тихо потрескивает огонь в очаге, в маленьком домике пахнет сушёными яблоками и скошенной травой. Басовито гудят в июльской ночи кроны старой дубравы. Где-то на самой её окраине роют землю длинными рылами кабаны. Но сюда, к домику из золотистых сосновых брёвен, не придут. Только будут иногда требовательно и визгливо похрюкивать в августе, требуя свою часть урожая с кряжистой яблони, что растёт при доме.

Марита не боится кабанов, за свою жизнь она уже успела выучить, что люди страшнее. Потому и живёт подальше от них, в старой дубраве. Кабаны лучше всякой собаки защищают жителей маленького дома и от людей, и от волков, что зимой становятся злыми и пронырливыми. Марита даже самой себе не могла бы сказать, к кому её мысли больше относятся: к людям или к волкам. На волков она часто поглядывала с осторожным восхищением, а на людей… по- разному. Смотря как сами люди на неё смотрели. Не всегда у жителей ближайшего города находилось доброе слово для травницы Мартиы. И то, что она часто отдавала ценные лекарственные травы нуждающимся за крынку молока или несколько куриных яиц, не прибавляло ей любви горожан. Особенно после того, как она взяла себе маленького Яна. Паренёк был сиротой, сам не помнил, когда и как оказался на улице. Или не хотел говорить. Иногда приворовывал, просил милостыню и исполнял несложные поручения за мелкую монетку.
«Ворьё с лихом подружилось»-ворчали благообразные горожане.
Так же, как у Мариты был талант распознавать, сушить, смешивать и толочь травы, так же Ян разбирался в певчих птицах. Он наигрывал на простенькой тростниковой дудочке, и на его песню в дубраву слетались зарянки, малиновки,овсянки и пеночки. Однажды пожаловала даже золотая красавица иволга. Ловить своих певчих друзей и продавать их на рынке Ян отказывался. Только в просторной ивовой клетке в хижине весело прыгал чёрный дрозд, у которого какой-то лесной разбойник помял крыло. Летать маленький певун уже не мог, потому и поселился в доме. Марите нравились его звонкие трели. Под них и травы правильнее вплетались в снадобья.
Ян носил воду от ручья, собирал хворост, подновлял крышу, пешком ходил за мукой к мельнику. Без дела не сидел, а если Марита отправлялась в город, рвался идти с ней и защищать. Марита только улыбалась. Она недолюбливала людей, но особенно сильно никогда их не боялась. Травница часто говорила, что люди как злые собаки: много лают да скалят зубы, а не испугаешься, так и не укусят.
Однажды Ян пристал к названной сестрице: «Расскажи, дескать, в чём твой секрет? Ведь ни звери, ни люди тебе зла не делают». Марита то смеялась, то отмалчивалась. А однажды неожиданно серьёзно посмотрела на Яна. «А не испугаешься, если скажу?». Какой там страх! Любопытство парнишку так и разобрало.
Марита поманила Яна к очагу, в котором весело, ярко потрескивал и подпрыгивал огонь, с хрустом уплетая предложенный ему хворост. Травница опустила маленькие, загрубевшие от возни с травами руки в самый жар. Зачерпнула присмиревшее пламя так легко, как иной человек черпает воду из родника. Огонь улёгся в смуглых ладонях, и мерцает, трепещет, словно разговаривает с травницей на каком-то только им понятном языке.
Марита погладила огонёк, да и стряхнула его обратно в очаг, да так спокойно, словно цыплёнка на двор выпустила. Протянула оторопевшему Яну гладкие, без следа от ожогов руки. Потрепала его по русым вихрам.
«Так ли, нет ли, Янко, только мне сказывала мать, а матери сказывала её мать, что у нас в роду договор с огнём. Не трогает он наших женщин. И слушается, словно послушный и ласковый пёс. Ни еда на таком огне не пригорит, ни отвар не перекипит, и не обожжёшься, возясь у очага. А если беда придёт, то и защиты у огня просить можно. От малой искорки полыхнёт, разгорится, стеной станет между мной и обидчиками. Только я не проверяла, Янко. Огонь, он разный, и пищу приготовит, и согреет, и звонкую глину обожжёт для тебя. Это творящий огонь. И у женщин нашего рода с таким огнём уговор. А бывает он и диким, неудержимым и злобным. Такой сжигает деревья и хаты. Не щадит ни зверя, ни человека. Призывая малую искру, как узнать, какой огонь ты позвал? Не знаешь, Янко? Вот и я не знаю».
6.07.2016

@музыка: шум ветра в кронах

@настроение: писательское

@темы: 365 текстов, внутренний лес, моя проза

URL
Комментарии
2016-07-07 в 13:42 

Айвин
Маленькая девочка с тягою к Танатосу (с) Ход часов не изменить рабам железных стрелок.(с) Покажи мне как это мечтать в черно-белых тонах..(с)
он теплый....

2016-07-08 в 10:14 

FreeRider13
Тень Черного Зверя,
Призывая малую искру, как узнать, какой огонь ты позвал?
Цепляет.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчьи тенета

главная