Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
23:56 

7. Камень на перекрёстке

Тень Черного Зверя
Зверь всегда видит больше.
В самой глухой лесной чаще есть перекрёсток трёх дорожек. Звери их протоптали, или не звери, никто не скажет. Мало кто из людей видел эти три тропинки, и некому будет спросить, откуда взялись эти ровные, золотистые ленты плотного песка. Тропки мягко стелются под ноги, к ним склоняются лесные душистые травы. Там, где тропинки пересекаются, стоит камень. Он плотно врос в землю, вцепился в её глубь каменными корнями, оброс у подножия мхом, украсился россыпью мелких, белых цветов дурмана. Что только не поблазнится, если надышаться их горьким, чарующим и ядовитым ароматом. Может, от того и рассказывают про него кто во что горазд. Может, людям просто языки почесать охота, только разные истории ходят про тот камень.

Кто говорит, что на Иванов день собираются у камня большие и малые звери, все, сколько ни есть их в лесу. Огромные медведи и шустрые мыши полёвки, яркие, огненные лисы и серые как предутренние тени, широколапые волки. Белок по ветвям над поляной без счёта, словно мешок медных монет кто рассыпал. Птиц всяческих столько, что не всех и узнать можно. Свистят, щёлкают, поют. На одной ветке ворон с соловьём сидят и сова с ястребом. В тени деревьев, словно древние валуны, стоят зубры и олени с рогами, широкими как чаша. И никто не точит клыков на соседа, не убегает дичь от охотника. Изгнан будет из леса к людскому жилью тот, кто нарушит этот запрет. Там и умрёт в силках и капканах. Сказывает один охотник, что видал он однажды это звериное сборище. Ни жив ни мёртв пролежал, пока не растеклись звери по всему лесу, не ушли в его глубину, как вода в землю. А на самой макушке того камня будто бы сидела рысь, вся белая, как снег, и глаза зеленее горькой зависти, ярче княжеских изумрудов. Та рысь- всем лесным зверям господин. Она у них вместо урядника и священника, судит и решает, кому живому быть, а кому к людям идти на расправу.
Потому и нельзя, говорят мудрые люди, обижать рысь. Будь она хоть простая, пестрая. Всякая рысь родня лесному Хозяину. Да и сам он любит морочить людям голову, показываться простой пятнистой кошкой, а чуть перекрестишься или за холодное железо схватишься, он уже белый, да только его и видели. Не делает людям зла Хозяин леса, только следит, чтоб не озоровали в лесу: не топтали ягодников, не жгли огня в сухостое, не разоряли норы и гнёзда, когда в них птенцы и зверёныши малые. А ослушается кто, так и не увидят такого человека больше у людского жилья. Прорастёт сквозь него лес, станет на мир его глазами смотреть, и нет уже человека, есть лесовик- леший, грибам да ягодам пастух, деревьям и травам указчик.
И ещё говорят про тот камень, что чудные, непонятные узоры исчертили его могучие бока и макушку. Словно бойкие ящерки, пляшут неведомые завитки, стелются, как бегущая от опасности лань, сцепляются так. Что и не разделить. А в ночи полной луны кто-то мохнатый и остроухий сидит на камне, да играет на простой тростниковой свирели, да размахивает в такт игре длинным хвостом. Наполняются лунным серебром древние резы, смеются и поют вместе со свирелью. И на звук приходят по трём тропинкам существа, что чуднее зверей, и вовсе неведомые. Они носят перья и чешую, их головы увенчаны рогами, словно коронами, на зависть любому правителю людей. В их глазах свет, который они переняли у звёзд в пору их далёкой юности. Их лица светлы и внимательны, словно у прихожан в церковный праздник. Они стоят молча и слушают ночь, музыку неведомого музыканта, и вот, кто-нибудь один вздыхает, переступает с лапы на лапу, встряхивает воротник из ярких перьев или качает неспешно рогатой головой. И тут же движение расходится как рябь по воде, огненной искрой занимается в одном месте, чтобы тут же перескочить дальше. И уже никто не стоит. Смыкаются тонкие руки, мохнатые лапы, странные лианы, которым и названия нет на языке людей. Крепче верёвки, крепче заговоренного слова связывает собравшихся на поляне танец. И нет ничего красивее и ужаснее этого танца. Он не для людских глаз. Человек такое разве во сне увидит, да и то не вспомнит к утру. Только камень, что стоит в самой серёдке леса и смотрит на тот танец, да переговаривается с круглой луной, которая того и гляди спрыгнет с небес да пойдёт танцевать в лесной круг. К утру успокоится всё, трава и ветер старательно пригладят следы. Как воспоминание о диком хороводе, останется только круг из грибов мухоморов. Да и тот простоит недолго.
2.07.2016

@настроение: выращивать лес в буквах

@темы: 365 текстов, внутренний лес, моя проза

URL
Комментарии
2016-07-03 в 23:34 

FreeRider13
Тень Черного Зверя, волшебно!
Я в полном восторге от твоего умения создавать метафоры и образы! :hlop:
Как здесь:
яркие, огненные лисы и серые как предутренние тени, широколапые волки. Белок по ветвям над поляной без счёта, словно мешок медных монет кто рассыпал.В тени деревьев, словно древние валуны, стоят зубры и олени с рогами, широкими как чаша.
Очень приятно читать.
И история таинственная, притягательная.

2016-07-04 в 00:27 

Тень Черного Зверя
Зверь всегда видит больше.
FreeRider13, я очень люблю писать про всякие лесные чудесности. Может быть, моя любовь делает их более живыми. Поэтому такие истории и получаются хорошо.

URL
2016-07-04 в 12:39 

FreeRider13
Тень Черного Зверя, думаю, так и есть. Искренние чувства преображают любое произведение)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчьи тенета

главная