• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: безумие кинестетика (список заголовков)
18:11 

Яркие осколочки

Зверь всегда видит больше.
Жарко... Все плывет в мареве и картинка не складывается отдельные кусочки.
Сегодня гуляла под легким, ласковым дождиком. Он такой теплый и мелкий, что чувствовался как россыпь легких, осторожных поцелуев на коже. Сейчас дождь закончился, и жара крадется к нам обратно. Ворчание грома ее явно не впечатлило.
Всеотец, на календаре даже не лето! Как выжить?

***
Оказалось, я умею "отращивать жабры", то есть хорошо чувствовать себя при высокой влажности. Хоть это радует.
Что взять с перевертыша? Когда-то я читала про оборотней, которые рождались с волчьей формой, но с возрастом набирали их еще сколько душа просит...Например, упоминались рыба ( из-за чего и припомнилось ) и летучая мышь. Очень хотелось бы ее перечитать, да не под рукой.

***
Шоколадное мороженное со сливками-это очень вкусно ! Вчера припомнилось, что я почти четыре года его не ела именно так. А как вкусно... Еще хочу!

:)

@темы: кусочки мозаики, книги, безумие кинестетика

15:44 

Погладь зверика!

Зверь всегда видит больше.
Флэшмоб получен от Верминия , за что ей огромное спасибо! Это же просто мечта кинестетика.

Правила :

Исключительно хорошего настроения для! ;-) Вспоминаем "Погладь кота" и "погладь манула" и продолжаем серию...
1. Ищем фото животного, нуждающегося в поглажке.
2. Важно привнести новаторство и расширить круг поглаженных видов!
3. Возможно никому и в голову не придёт, что именно этого зверя можно гладить. Или вообще о существовании оного знают единицы и гугл.
4. Выбираем среди фотографий что-нибудь эдакое, вывешиваем с надписью "Погладь <название животного>!"
5. Изобретательность в подборе животного, фотографий и подписей приветствуется!
6. Дабы флэшмоб не загнулся, а лента была порвана безудержно-бредово-прекрасным - салим продолжающих! И обязательно смотрим, что из этого получилось.



Поздравляю! Вы только что погладили гривастого волка. Этот золотой зверь обитает в Андах и практически исчез благодаря стараниям человека. Подходите, гладьте, пока есть кого гладить.
Я от всего сердца желаю этим самым не- волчьим из всех волков выжить и процветать! Давайте скрестим за них пальцы. Пусть мир останется ярким, пусть не исчезнет гибрид лисы, фенека, языка пламени и волка.


Для тех, кому не хватило, небольшое видео. Там можно услышать голос этого зверя.
читать дальше

Как всегда, флэшмоб без жертв. Берет, кто хочет.

@настроение: гладильное

@темы: флэшмоб, волки, безумие кинестетика, ПЧ

00:12 

Не мирные радости кинестетика

Зверь всегда видит больше.
Сегодня я довольна и сыта. Вечно зудящая жажда прикосновений на время улеглась. Пару дней можно будет жить почти спокойно. У нас случились совершенно фантастические по теплоте и прикасательности посиделки с абсентом и кальяном в обществе Скай и Даф. Это нечто ... как раз такое, чего не хватало. Клубок из трех дружественных тел, где се общаются и гладят друг друга... Делать Аллору массаж в три пары рук так приятно. Не мнее приятно смотреть, как его, довольного и мурчащего ,погрызает Скай. А уж что они с Даф вытворяли... Как сказала Скай : "не хватает только попкорна".
И да, да... Меня от души накормили . Хороший глоток крови мне очень кстати. И так приятно было отбросить опостылевшую человеческую маску. Потянуться каждой костью, стать собой. Лениво следить за окружающими из- под сыто прикрытых век....
Конечно, мне мало. Крови и силы мне всегда мало. Но, если посмотреть здраво и не жадничать, вечер был удивительно хорош.

@музыка: довольное урчание и рычание

@настроение: волчье ,счастливое, прикасательное

@темы: безумие кинестетика, волчье, кровь, кусочки мозаики, сказки о силе

23:23 

Серебряная мантикора

Зверь всегда видит больше.
Раз меня начали читать,здесь должно быть что-то новое и интересное.
Продолжение одного из моих вампирских " сериалов"


Весна хлынула в город разом, как дешевое вино в глотку запойного бродяги. Буйный и мокрый , словно примчавшийся с прогулки невоспитанный пес, по улицам носился ветер. Он трепал пока еще голые кроны деревьев, приносил то дождь ,то снег. Теплое весеннее солнце почивало на перине из туч. Дневной свет был похож на серую кисею, такой же редкий и бессильный.
Не помню, какой по счету была эта моя весна в городе, что пропах морем и камнем. Лето- время жасмина, еще не пришло. В моем жилище почти всегда добродушно ворчал, пожирая поленья, огонь в камине. Из сундуков явились восточные шали, легкие ,как пух, и теплые, как воспоминания молодости. Но и они не грели, не спасали от мокрой, неряшливой, вдруг грянувшей весны. Больше всего мне хотелось проспать всю ее и очнуться прекрасным, теплым вечером на самом пороге лета. Когда сходят с ума от песен большие и малые птахи и сладко пахнет жасмин.
Я много времени проводил праздной дреме, разбирал бумаги и украшения, писал письма, которые следовало написать давно, или не писать вовсе. И потому ничего не знал о городских сплетнях, о том, что приносит ветер.

Косматый северный ветер нес ко мне встречу, которая отпечаталась в моем сердце, как след крупного зверя на мягкой земле, глубоко и отчетливо. Наше племя не заполняет людских подорожных бумаг, путешествует скрытно от чужих глаз вместе с ветром и ночью, вместе со звездами и туманом. Редко Старшие утруждаются дорожным экипажем и кладью.
С первыми шагами ночи в разгар весенней непогоды мое ленивое уединение потревожил мягкий стук в дверь. Более диковинный звук трудно представить. Я не принимаю визитов, и мало кто знает, где мое прибежище. Естественно, любопытство потянуло меня к двери. Бояться я не привык, да и что мне может сделать ночной проходимец? Один пристальный взгляд, и уйдет, так же, как и пришел. Даже не вспомнит обо мне. Было в требовательном ожидании у моих дверей что-то влекущее и доверительное, отметавшее саму суть страха.
Из пропитанной влагой темноты в мой дом шагнуло самое поразительное создание, какое я когда- либо встречал. Одного со мной племени, выходец откуда-то с севера. Об этом говорили и темные, гладко лежащие волосы, убранные в недлинный хвост, и темно- серые внимательные глаза. Казалось, этот взгляд так долго блуждал по выбеленным снегом камням, что приобрел от них твердость и холодность.
Гость церемонно поклонился и попросил переждать день под моей крышей. Сама мысль о гостинице ( пусть и очень хорошей ) приводила его смесь негодования и замешательства. Мои северные сородичи не привыкли к обществу людей. Ведь их древние жилища смотрятся в воды холодного, неприветливого моря, где люди- редкие гости.
Такая нелюдимость вызвала у меня странную теплоту и желание быть добрым хозяином для моего гостя. Магнус ( так назвался мой гость ) уже через четверть часа устроился так, как- будто все ему здесь знакомо. Решительно отвергнув предложенное кресло, он растянулся на ковре перед камином, напоминая грациозными движениями и черным бархатом одежд тех диких кошек, шкуры которых иногда предлагают купцы у городской ратуши.
Мой гость оказался хорошим собеседником, кладезем дорожных историй и древних преданий. Я почувствовал себя ребенком, которому старшие рассказывают диковинную сказку на ночь. Было в нашей беседе что-то пленительное, отстоящее от принятых норм беседы с гостем так же далеко, как и мой родной дом от нынешнего обиталища. Я сам себе казался мальчишкой, который пристает с вопросами к гостю семейства, пока гувернер отвернулся на время.
Магнус с присущим нашему чутьем, кружил вокруг неприятных мне тем, не прикасаясь к ним : давно ли я в городе? Ах, давно? Хорошо ли мне тут живется? Как пополняется мое собрание диковин? На этом вопросе гость оживился :
- Могу ли я просить об услуге, исполнив которую, Вы, мой друг, спасете меня от горестей и премного обяжете? Всего лишь нужно отдать в бережные руки фамильную вещь. Она украсит Ваше собрание, Виктор. Прошу только не продавать ее и беречь от лишних глаз. Это не так сложно. Посмотрите на это…
В руках Магнуса появилась шкатулка из тяжелого, темного оникса. Внутри, на изумрудном бархате покоилось украшение, равного которому я не встречал. Прихотливая серебряная работа складывалась в очертания сложившей крылья мантикоры. Глазами легендарному стражу служили два изумруда. Еще через миг я понял, что держу в руках сложный браслет… А когти на крыльях зверя служат ему замками. Прежде, чем я успел выразить просьбу, Магнус уже поднес мне раскрытый браслет, приглашая примерить. Желание переплеталось во мне с опасением. Просто так родовые реликвии не предлагают примерить. А если и предлагают, это означает, что примеривший такую вещь находится отныне под покровительством рода, владеющего сокровищем. Мне предлагали дружбу и заступничество в обмен на услуги хранителя. Не знаю, что зачаровало меня больше : острый блеск изумрудов или какая-то тень в серых глазах моего гостя.
Старое серебро сомкнулось на моем запястье. Браслет чуть сполз ближе к кисти , словно волшебный зверь укладывался на моей руке поудобнее. Я ласковым жестом погладил его морду , так, будто он был из плоти и мог ощутить ласку. Внезапная боль заставила отдернуть руку, на кончике пальца раскрывался неглубокий порез, наливаясь темной кровью.
Магнус внимательно осмотрел пострадавшую руку :
- Я забыл предупредить- иногда Страж кусается. Нет, Вы ему нравитесь… У него просто дурной характер. Мое запястье все в следах укусов. Вот и держу нахала в шкатулке. Царапина пустяковая, но заживет не сразу. И, боюсь, оставит шрам. Я, как смогу, исправлю…
Прежде, чем я успел опомниться и освободить руку, Магнус осторожно поднес мои пальцы к губам, снимая с них капли крови. Я знал, что сейчас он читает мои пути, как строку в книге. Мои семейные горести и одиночество. Мои недолгие привязанности , мою любовь к кошкам и старому вину с окрестных виноградников. Краска заливала мне щеки. Открыть чужому шепот крови то же, что для человека- снять одежду перед чужим. Не осталось ни сил, ни воли что- то возражать моему гостю. А он уже аккуратно зализывал ранку.
- Оставьте, всего-то царапина…
Я старался не смотреть в глаза, на дне которых таились тени холодного моря.
- На теле царапина, мой друг, а душа в ранах… Позволь хоть на время закрыть их.
Магнус переплел свои пальцы с моими и чуть потянул меня к себе. Вместо того, чтобы элегантно опуститься на ковер, я неуклюже плюхнулся на мягкий ворс.
Я чувствовал себя так, словно меня укутали в мягчайшую черную ткань, и нет ничего, кроме пелен и глубокого, почти нежного голоса:
- Люди плохая компания, мой друг. Они не чутки и мимолетны. От них можно взять пищу, но не участие. Смотри, твои смертные привязанности научили тебя так же стыдиться и бояться, как они сами. Я же не предлагаю тебе ничего страшного или дурного, бедное, потерянное дитя… Только лишь ненадолго забыть об одиночестве.
Я впервые за много лет чувствовал на себе добрую, понимающую силу того, кто старше и мудрее. Магнус пропустил сквозь пальцы прядь моих волос, шепнув : « Вот истинное сокровище. Не серебро. Не золото. Медь. Живая медь».
Полулежа в надежном объятии , щекой я ощущал мягкость бархата и прохладу кожи. Пальцы моего гостя нежно касались моего горла. Так хороший музыкант перебирает струны лютни. Когда острые кончики клыков прокололи кожу, это было правильно и доверительно. В укусе не было грубости, голода или торопливости. Нежность и потребность узнать меня, вкусить, как редкий плод, и навсегда оставить при себе какую-то часть моей сути.
Магнус протянул мне запястье, уже отмеченное двумя алыми точками. Ранки налились медленной, тяжелой кровью, она медленно потекла по руке . Не помню, как прижался губами к темным следам на его руке. Я видел себя глазами Магнуса: нечто нежное, редкое, золотое и медное, голодное и одинокое. Что-то такое, что нужно насытить и защитить от промозглого весеннего одиночества. Наши сознания переплелись как лозы. Потребность не быть одному смешалась с желанием защитить и научить. Палые золотые и алые листья осени ложились на холодные морские волны, на серые камни, которые не вырастили ни одного дерева.
Черный бархат и серый шелк сползли с плеч Магнуса , став ненужными. Гладкая кожа на лопатках стремительно разошлась, выпуская на волю пепельно- черные крылья. Мягкие , украшенные по краю выступающим суставом с острым когтем.
Мой гость оказался потомком рода, сохранившего древнюю метку правителей нашего народа. Крылья не для полета. Они отличие.
Если до того меня терзала неловкость, то сейчас меня одолевал стыд. Вот так запросто принять знатнейшего из нас, не оказать никакого почета… Пить его кровь, которая текла сейчас по моим венам темным, не дарящим видений потоком. Нежным, но надежно хранящим свои тайны.
- Принцам тоже нужно немного свободы, мой друг. Двор утомляет. И там нет таких чудесных сокровищ из плоти, как ты.
Магнус легко дотронулся кончиком крыла до моего лица. И это легкое касание затянуло меня в сон, глубокий, как омут.
На закате я проснулся один. Запястье мое по прежнему охватывали крылья серебряной мантикоры.
Теперь она упрятана в шкатулку и ждет того часа, когда хозяин пожелает ее вернуть. Вместе с серебряным зверем жду и я.
Хильд.
20-24.03.2014.


@настроение: нежное, сенсетивное, ночное, прикасательное

@темы: ночь, моя проза, кровь, вампир, безумие кинестетика, арт, монолог одного вампира

18:16 

Этюд о тактильности

Зверь всегда видит больше.
Пробую написать ту самую странную зарисовку, которую уже давно обещала rin_laire, Посмотрим, что из этого получится. Образы обвились мягким платком вокруг шеи и ласково душат при благосклонном попустительстве со стороны Муза
Ой, не благословясь- начали!

Прикосновение... Много ли оно стоит в мире тех, кто наделен зрением? Прихоть. Мелкая монетка, которую роняют, не замечая и не задумываясь. Холеные господа и надменные дамы из той шайки, что прозывается " приличными людьми", " обществом", посадили осязание на цепь, как опасного зверя. Спрятали кончики пальцев под тонкой кожей перчаток. Чужой, мертвой кожей, более не способной дарить тепло. Затянулись во фраки и корсеты. Надежно прикрыли влечения тела и души " моралью", которой грош цена, если никто не узнает. Если достаточно денег и власти, чтобы купить молчание и безнаказанность.
Совсем иначе обстоит дело с теми, кто прихотью судьбы, несчастным жизненным поворотом почти лишен возможности видеть. Моя жизнь и работа ( Надо сказать, весьма тонкая и деликатная работа,за которую мне иногда хорошо платят ) целиком зависит от проворства и чувствительности моих рук. Зрячий, желая видеть, берется за лорнет. Я снимаю перчатки. Мои руки видят больше, чем ваши глаза. Раз коснувшись предмета или человека, я уже не спутаю его с другим. Меня трудно провести сходным костюмом или похожей кладкой стены... Этот мир имеет больше оттенков, чем видит торопливый человеческий глаз. Кожа внимательнее его. Она помнит самую мелкую ласку и самое незначительное неудобство... Достаточно только дать себе труд запомнить, при каких обстоятельствах пришло то или иное ощущение и каково оно на вкус ,запах, вес. Дальше, уже просто стоит лишь правильно употребить собрание касаний,грубых тычков, деликатных и опасливых рукопожатий... Есть среди пестрой толпы ощущений приятные, есть полезные, а есть и те, и другие.
Вот вы, облеченные титулами господа, много ли вы знаете о том, как лежит в руке трость? Да, та самая, которой вы щеголяете, изображая модную слабость здоровья. Что вам известно о ее тяжести, о том, как тепло и уверенно ложиться в руки чуть потертая рукоять из старого, покрытого темным лаком дуба. Я же знаю каждую неровность моей верной спутницы. И мне в голову не придет опереться на нее как на стариковскую клюку. У моей красавицы иная цель. Она, как и я, любит секреты. И надежно прячет до поры кинжал отличной испанской работы... Во время скитаний по ночным улицам моя трость обмолвливается о своих секретах тем, кто считает меня легкой добычей. Правда, таких все меньше. Может быть потому, что дерево и сталь их последние собеседники.
Терпеть не могу неопрятности в облике. К счастью, и с увертливой бритвой ловкие пальцы справятся. В зеркале нужды нет. Среди коллег по ремеслу и заказчиков я слыву щеголем. Ни единого пятнышка и волоска, там, где им не место. Господа из уголовной полиции только руками разводят.
Беда в том, что осязание так же утомляется порой, как и зрение. Нужно давать ему отдых. Золотистый опиумный сон с бархатной подкладкой из небытия освежает ум и уставшие подушечки пальцев. Нет такой шарады,за которую бы не взялись ловкие руки и подвижный ум.
Прикосновение способно дать величайшее удовольствие и быть источником боли. Оно внимательно и мудро. У него нет легкомысленности зрения. Не всегда мои пальцы вынуждены заниматься черной работой. Иногда им выпадает почесать кошачью спинку или вынуть шпильки из прически хорошенькой женщины. Тот, кто никогда не отказывался от услуг зрения в момент, когда поглаживает кошку<или прикасается к телу красавицы, ничего стоящего не знает ни о тех, ни о других.

Хильд
2.04.2014
/b>

@музыка: тень вздоха на коже

@настроение: вкрадчивое, легкое, темное, прикасательное

@темы: моя проза, зарисовка, безумие кинестетика

Волчьи тенета

главная